Author Archives: Elena Kurilova

Видеоролик с фотоотчетами по тренингу «Нотная грамота в играх» и мастер-группе ФаСолька

Торжественный момент!
Наконец-то, готов долгожданный видеоролик с фотоотчетами по тренингу «Нотная грамота в играх» и по мастер-группе «ФаСолька»! Теперь можно заглянуть за кулисы и подсмотреть, чем мы занимаемся на этих курсах. 😉

Здесь в ролике использованы только некоторые отчеты и упомянуты не все участницы как прошлогоднего, так и последнего потоков (а часто этот тренинг я не провожу).

Желаю всем приятного просмотра! Делитесь впечатлениями!

Вильгельм Буш «Виртуоз»

Дорогие музыканты, профессиональные и начинающие!

Захотелось немного юмора. 🙂
Недавно у своего ученика я обнаружила прекрасный шарж на пианиста-виртуоза. Я его видела и раньше, но как-то подзабыла. А в этот раз решила обязательно им с вами поделиться.

Люблю тонкий юмор и пародии. Здесь, на этих картинках очень точно подмечены все эмоции, передаваемые музыкантами, исполняющими те или иные обозначения в нотном тексте. А также реакция публики на то, что она видит и слышит. 🙂

Именно об этом шарж «Виртуоз» Вильгельма Буша — немецкого карикатуриста и создателя удивительных шедевров немецкой литературы. Пианист показывает всё, на что способен!

Если вам понравилось, отметьте это, пожалуйста, и поделитесь с друзьями. Для подготовки этих картинок с переводом я затратила достаточное количество времени. Буду рада, если делала это не напрасно. 🙂

SilentiumТишинаВступлениеSilentiumТишина (3)АдажиоСентиментыПианоЗамираяМаестозоПрихотливоХроматическийSilentiumТишина (13)SilentiumТишина (14)SilentiumТишина (16)SilentiumТишина (17)Браво

5 категорий родителей

Не так давно у меня был разговор с одной молодой мамой, которая, зная моё стремление к распространению музыкальной грамотности (а основы eё закладываются с детства), дала мне явно понять, что музыкальное развитие детей и музыка — это темы, которые вообще ее мало волнуют. Конечно, мне как человеку, плотно занимающемуся этой темой, было не очень приятно слышать такие слова, но с другой стороны, честность со стороны этой молодой мамы заслуживает уважения.

В связи ситуацией равнодушия к музыке и музыкальному развитию детей, как я подозреваю, у большинства населения (что, в целом, является очень печальным фактом), мне хочется привести в пример классификацию замечательного педагога и музыковеда Григория Ганзбурга. В отношении музыкального воспитания он разделяет родителей на пять категорий. Возможно, вы узнаете себя в одной из них?
pie-chart-149727_640

К первой категории относятся родители, которые не хотят на себя брать лишние хлопоты и возиться с музыкальным образованием, пользуясь отговоркой, мол, “медведь ребенку на ухо наступил”. По их мнению, у ребенка отсутствует музыкальный слух или этот слух недостаточно выражен. При этом те же родители обучают ребенка чтению и письму, вне зависимости, есть ли у их чада так называемое “литературное” зрение или нет. Возникает вопрос — кто является тем медведем, который наступает ребенку на ухо, препятствуя развитию его музыкального слуха, и задерживает его музыкальное, и в том числе, общее развитие?

Вторая категория характеризуется убеждением родителей, что их чада талантливы. По определению. Такие родители склонны к преувеличениям достижений своего ребенка. Но скрытое убеждение этих родителей, — что каждого здорового ребенка при правильной организации занятий можно научить как читать и писать, так и грамотно музицировать, — заслуживает уважения.

Родителями третьей категории движет чувство тщеславия. Музыкальное образование ребенка ради престижа, достижения — ради удовлетворения собственных родительских амбиций. В то же время сами эти родители могут быть не слишком высокого мнения о музыкальном искусстве в целом.

Четвертая категория — это люди, которые считают, что их ребенку нужно либо всё, либо ничего: или карьера звездного музыканта, либо вообще заниматься музыкой ни к чему. Поэтому, заподозрив у ребенка отсутствие должного набора музыкальных способностей, они прекращают попытки учить детей музыке.

И наконец, родители пятой категории, понимая значение музыки, считают, что музыкальное образование обязательно для всех и не торопятся делать выводы о таланте своих детей, при этом спокойно и взвешенно предпринимая действия в отношении музыкального обучения.

К сожалению, последняя категория родителей не очень многочисленна. Но, чем больше будет родителей именно “из пятой категории”, тем культурнее, образованнее и духовнее будут наши дети, опираясь на истинные, а не ложные ценности.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Мы погрязли в рутине «важных» дел…

Отзыв Екатерины Гвоздевой о прохождении марафона «Осенняя музыкальная неделька»:

В повседневной суете, когда день расписан по минутам, не остаётся места для прекрасного. Это кажется не таким важным, пустой тратой времени. И здесь вся важность расстановки приоритетов. Мы погрязли в рутине «важных» дел, мы утонули в социальных сетях, и стали привыкать, не замечать, что уровень нашей жизненной энергии постепенно падает, мы перестали заботиться о своем душевном состоянии, мы перестали обращать внимание на красоту. Я так живу! И многие, уверена, ведут такой же образ жизни…

Когда у меня родилась первая дочка — я всю свою энергию, которую раньше тратила на работу, на учёбу — влила в неё, в ее развитие. И с какой благодарностью отзывался на это мой ребёнок! Но, со временем, я находила всё более «важные» и интересные для себя дела, ребёнок пошёл в сад, и я забросила занятия с ней. (Я не понимала, что мой ребёнок — это лучшее вложение. Это важнее суеты, в которой я жила и живу).

Сейчас у меня трое детей. И мне всё также жалко на них времени. Жизнь ускорилась в десятки раз. Как остановиться? Увидеть, услышать, побыть в моменте здесь и сейчас?!
Как прекрасно, как невероятно прекрасно, что есть такие люди, такие душевные проекты, заставляющие, помогающие взглянуть на свою жизнь, во что она превратилась. Я не первый раз подписываюсь на этот чудесный марафон. И каждый раз не нахожу времени. Марафон давно завершён, а я только сейчас захотела, нашла время услышать красивую музыку. Я конечно же не найду возможности полноценных занятий (пока не найду), но я включила музыку. Она сейчас звучит в моём доме! Мы танцуем с детьми под неё. И я чувствую, как в моей душе поднимается, просыпается что-то давно забытое, что-то прекрасное, слёзы выступают на глазах.

Мой крик души! Елена, спасибо вам за ваш труд! Я уверена, что со временем все больше людей смогут остановиться и найти время для души!
e98d6f12d82fd6e6e4a6b60287de0ddd

Душевное времяпрепровождение объединяет семью!

Надежда Балякова о марафоне «Осенняя музыкальная неделька»:

Очень благодарна Елене и Ирине за этот марафон! Захотелось принять участие, чтобы впустить в свою ежедневную жизнь музыку, не как то, что звучит задним фоном, а как то, что вызывает образы, переживания, темы для обсуждения с детками, которые им сейчас близки… И очень интересно было наблюдать, как они начинают включаться, сначала я говорила о своих образах и переживаниях, они включали, рисовали свои, начиналось именно «погружение» в этот процесс. Раскраски и стихи были очень удачно подобраны, раскраски чаще всего отражали один из образов при обсуждении, с особым удовольствием поиграли в бабушки и ее воспоминания (дети с огромным удовольствием изображали мои воспоминания)). Очень надеюсь и настраиваю себя на то, что марафон дал толчок к тому, чтобы мы и в дальнейшем пусть не каждый день, но хотя бы 2-3 раза в неделю так «погружались» в музыку, заметила, что такое душевное времяпрепровождение объединяет меня и деток, удается поймать момент «здесь и сейчас»)) Ждем следующей встречи!

osennie-detskie-igry

 Музыка способна помочь…

Повседневные дела родителей это — готовка, уборка, стирка; вечное желание: побольше заработать, всё успеть, никуда не опоздать, сохранить здоровье, оградить от опасности… Все крайне важно. В результате этой круговерти возникают раздраженность, нервозность, суета. Что видит ребенок в наших действиях и в нашей жизни? Он видит то, что видит… Он учится тому, что замечает в поведении своих родителей. Он это впитывает на подсознательном уровне.

Жизнь идет, как в муравейнике: всё отработано до автоматизма. И так день за днем, год за годом. Иногда случаются праздники, но в эти не частые промежутки времени хочется отдохнуть от будней…

Остается ли время у родителей на беседы с ребенком о «небытовых» вещах? Может ли родитель сменить фон настроения ребенка простым нажатием кнопки магнитофона или другого звукового носителя? Научить ребенка думать не только о прагматичном, но и о возвышенном и прекрасном? Научить выражать свои эмоции и врачевать их культурным способом.

И тут на помощь можно призвать музыку.

Музыка — это язык души. Она нужна, чтобы душе не было тесно. Наряду с другими видами искусства она есть стремление, вектор души к прекрасному. Даже в самые тяжкие времена душа человека стремится к чистоте и развитию. Без этих стремлений выживание, мне кажется, не имеет смысла… Ради чего мы живем? Ради здоровья? Ради собственной внешней красоты? Ради материальных благ? Ради бесконечного «успеть больше!»?

Представим себе молодого успешного человека, который может позволить себе всё, что захочет. Если он не задумывается о том, «что не ясно», о делах душевных, то он способен совершать поступки, исходя лишь из собственного эго, не заботясь о других людях. И не всегда эти поступки будут достойными, а часто и порочными. Человек без мыслей о нравственности станет действовать в соответствии со своей системой ценностей, потому что больше ему не от чего оттолкнуться. Точка отсчета смазана. Возможно, примеры таких людей есть и вашем окружении?

И именно то, что окажется в системе ценностей ребенка, зависит во многом от родителей, которые в раннем детстве закладывают основы всем ценностям, с которыми человеку потом проживать свою жизнь.

Не устану повторять, что ценности, которым учит классическая музыка — прекрасны и проверены временем.

52076

 

Музыкант-чародей

hello_html_7c3559

Белорусская народная сказка

Жил как-то на свете музыкант. Начал он играть еще с малых лет. Пасет, бывало, волов, срежет лозину, сделает себе дудочку и как заиграет, так волы и перестанут щипать траву — насторожат уши и слушают. Птички в лесу притихнут, даже лягушки по болотам не квакают.

Поедет в ночное — там весело: хлопцы и девчата поют, шутят — известное дело, молодость. Ночь теплая, так и парит. Красота.

А тут возьмет музыкант да и заиграет на своей дудочке. Все хлопцы и девчата мигом, как по команде, утихнут. И каждому тогда кажется, будто сладость какая-то пролилась ему на сердце, какая-то неведомая сила подхватила его и несет все выше и выше — в чистое синее небо к ясным звездам.

Сидят ночные пастухи, не шелохнутся, позабыли, что болят натруженные за день руки и ноги, что голод донимает. Сидят и слушают. И хочется сидеть так вот всю жизнь и слушать игру музыканта.

Умолкнет дудочка. Но никто не посмеет и с места сдвинуться, чтоб не вспугнуть этого волшебного голоса, что рассыпался щекотом по лесу, по дубраве и подымается под самое небо.

Опять заиграет дудочка, но что-то печальное. И тут такая тоска-грусть всех охватит… Идут поздней порой с панщины мужики и бабы, услышат ту музыку, остановятся, заслушаются. Вот так и встает перед глазами вся ихняя жизнь — бедность и горесть, злой пан да тиун с приказчиками. И такая тоска на них нападет, что голосить хочется, как над покойником, будто сыновей в солдаты провожают.

Но вот заиграет музыкант веселое. Побросают мужики и бабы косы, грабли, вилы, подбоченятся и давай плясать. Пляшут люди, пляшут лошади, пляшут деревья в дубраве, пляшут звезды, пляшут облака — все пляшет и веселится.

Вот такой был музыкант-чародей: что захочет, то с сердцем и сделает.

Подрос музыкант, смастерил себе скрипочку и пошел ходить по свету. Куда придет — поиграет, накормят его за это, напоят, как самого желанного гостя, да еще на дорогу дадут что-нибудь. Долго ходил так по свету музыкант, веселил добрых людей. А злым панам без ножа сердце резал: куда ни придет он, перестают там люди панов слушаться. И стал он им поперек дороги, как кость в горле.

Надумали паны его со свету сжить. Начали подговаривать одного, другого, чтоб музыканта убить или утопить. Да не нашлося такого охотника: простые люди любили музыканта, а приказчики боялись — думали, что он волшебник.

Сговорились тогда паны с чертями. А известно: паны и черти — одной шерсти.

Идет раз музыкант по лесу, а черти наслали на него двенадцать голодных волков. Загородили они музыканту дорогу, стоят, зубами щелкают, глаза горячими угольками горят. Нету ничего у музыканта в руках, только скрипка в котомке. “Ну, — думает он, — конец мне пришел”.

Достал музыкант из котомки скрипку, чтобы еще раз поиграть перед смертью, прислонился к дереву и провел смычком по струнам. Как живая заговорила скрипочка, пошел по лесу щекот. Замерли кусты и деревья — листик не шелохнется. А волки как стояли, разинув пасти, так и застыли. Слушают во все уши и голод забыли. Перестал музыкант играть, а волки, как сонные, в лес потянулись.

Пошел музыкант дальше. Солнышко уже за лес закатилося, только светится на самых макушках, будто золотыми потоками их заливает. Так тихо, что хоть мак сей.

Сел музыкант на речном берегу, достал из котомки скрипку и заиграл. Да так хорошо, что заслушались и земля, и небо. А когда заиграл полечку, все кругом пошло в пляс. Звезды носятся, как зимою метелица, тучки плавают по небу, а рыба так разгулялась, что река кипит, как вода в горшке.

Не выдержал и водяной царь — в пляс пустился. Да так разошелся, что вода залила берега; испугались черти и выскочили из речных затонов. Все злющие, зубами скрежещут, а ничего с музыкантом поделать не могут.

А музыкант видит, что водяной царь наделал людям беды — залил поля и огороды, и перестал играть, спрятал скрипку в котомку и пошел себе дальше.

Идет он, идет, вдруг подбегают к нему два панича.

— У нас нынче игрище, — говорят. — Поиграй нам, пане музыкант. Мы тебе щедро заплатим.

Подумал музыкант — ночь на дворе, ночевать-то негде, да и денег нету.

— Ладно, — говорит, — поиграю.

Привели паничи музыканта во дворец. Глядь — а там паничей и панночек хоть пруд пруди. И стоит на столе какая-то большая и глубокая миска. Паничи и панночки подбегают к ней по очереди, сунут палец в миску и мажут себе глаза.

Подошел к миске и музыкант. Намочил палец и помазал себе глаза. И только он это сделал, видит, что вовсе это не панночки и паничи, а ведьмы и черти, что он не во дворце, а в аду.

“Ага, — думает музыкант, — вот на какое игрище затащили меня паничи! Ну, ладно. Я ж вам сейчас заиграю!”

Настроил он скрипку, ударил смычком по живым струнам — и все в аду в прах разлетелось, а черти с ведьмами разбежались кто куда.

ПОНРАВИЛАСЬ СКАЗКА? ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вся правда о нотах

На уроках музыки профессионалы вам расскажут о том, что современную систему нотной записи придумал Гвидо Аретинский (Гвидо из Ареццо). Но к сожалению, никто никогда не упомянет правды о том, как же было на самом деле. 🙂 А вот Андрей Усачёв объясняет, что нот было не семь, как мы привыкли считать, а восемь, и в подробности обрисовывает то, что произошло до появления Гвидо Аретинского. 🙂

Взгляните и убедитесь сами:

Давным-давно жил пастушок. b3e2d44s-960
Был у него мешок.
В мешке лежали восемь нот
И маленький рожок.

И подпевала вся земля,
Когда рожок ему
Пел: ДО, РЕ, МИ и ФА, СОЛЬ, ЛЯ…
И ЛЯ, и СИ, и МУ!

И му, му, му, му, му, му, му
И му, му, му, му, му, му, му
И ДО, РЕ, МИ и ФА, СОЛЬ, ЛЯ…
И СИ, и МУ!

Уснул однажды пастушок.
И уронил мешок,
И восемь нот, весёлых нот
Упали на лужок.

И раскатились, как фасоль,
Все ноты по нему:
И ДО, РЕ, МИ, и ФА, и СОЛЬ,
И ЛЯ, и СИ, и МУ!

И му, му, му, му, му, му, му
И му, му, му, му, му, му, му
И ДО, РЕ, МИ и ФА, СОЛЬ, ЛЯ…
И СИ, и МУ!

Пастух обшарил свой мешок.
Он обыскал весь луг.
Нашёл семь нот, но не найдёт
Восьмой пропавший звук.

И тут корова подошла
Задумчиво к нему,
И к небу морду подняла,
И промычала: — МУ!

И стало ясно всё ему:
Когда корова замычит,
Звучит восьмая нота МУ,
И му-му-му-му-му-му-му-музыка звучит!

Рожок теперь совсем не тот
И звук не тот совсем:
Ведь раньше было восемь нот,
А их осталось семь.

Понятно каждому без слов,
Куда девался звук,
И почему у всех коров
Му-музыкальный слух?

И потому, му, му, му, му
И потому, му, му, му, му
Когда корова замычит,
Звучит восьмая нота МУ,
И му-му-му-му-му-му-му-музыка звучит!
Звучит восьмая нота МУ,
И му-му-му-му-му-му-му-музыка звучит!

А вот и песенка с этими стихами:

Слушайте, пойте и поднимайте настроение себе и близким!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Больше всего на свете я любил музыку…

В рубрике «Выдающиеся люди» мне хочется поделиться информацией о влиянии музыки на жизнь людей, занимавшихся музыкой в детстве, которые не стали профессиональными музыкантами, но проявили свои блестящие способности и таланты в других видах деятельности.

Сегодня речь пойдет о Борисе Пастернаке.

pasternak

Будущий поэт родился в Москве в высококультурной и творческой семье: отец Леонид Осипович  Пастернак был художником, академиком Петербургской Академии художеств, а мать Розалия Исидоровна Пастернак была пианисткой. Музыкой была пропитана вся атмосфера детства маленького Бориса.

Поскольку Семья Пастернак поддерживала дружбу с известными художниками — такими как И.И. Левитан, М.В. Нестеров, В.Д. Поленов, С.Иванов и Н.Н. Ге — в доме бывали музыканты и писатели. В их числе был и Л.Н. Толстой. В семье было принято устраивать небольшие музыкальные выступления, в которых принимали участие А.Н. Скрябин и С.В. Рахманинов. В 13-летнем возрасте, под влиянием композитора А.Н. Скрябина, Пастернак увлёкся музыкой, которой занимался в течение шести лет. Из сохранившихся произведений до нас дошли две прелюдии и соната для фортепиано.

В 1908 году, одновременно с подготовкой к выпускным экзаменам в гимназии, под руководством Ю. Д. Энгеля и Р. М. Глиэра готовился к экзамену по курсу композиторского факультета Московской консерватории. Выбор авторского, а не исполнительского пути в музыкальном искусстве, сделанный в тринадцать лет, легче всего объяснить как первое проявление мощного творческого потенциала и желания «дерзать от первого лица».

На пути осознания своего предназначения сложным для Пастернака оказался выбор между музыкой и философией, между философией и поэзией. Пример родителей, добившихся высоких профессиональных успехов неустанным трудом, отозвался в нем стремлением во всём «дойти до самой сути, в работе, в поисках пути…» Пастернак был в высокой степени одарен талантом поэтическим и талантом музыкального сочинительства. Натура менее требовательная приняла 6ы спокойно, как дар судьбы, обе эти способности и стала бы их культивировать параллельно и одновременно. Но Пастернаку было чуждо «совершенство наполовину». Вспоминая впоследствии свои переживания, он писал в «Охранной грамоте»: «Больше всего на свете я любил музыку… Но у меня не было абсолютного слуха…». После ряда колебаний Пастернак отказался от карьеры профессионального музыканта и композитора: «Музыку, любимый мир шестилетних трудов, надежд и тревог, я вырвал вон из себя, как расстаются с самым драгоценным».

И хотя он не состоялся как композитор, музыка слова — звукопись, особый звукоряд строфы — стала отличительной чертой его поэзии.

Картина Леонида Пастернака

Картина Леонида Пастернака

Музыка

Дом высился, как каланча.
По тесной лестнице угольной
Несли рояль два силача,
Как колокол на колокольню.
Они тащили вверх рояль
Над ширью городского моря,
Как с заповедями скрижаль
На каменное плоскогорье.
И вот в гостиной инструмент,
И город в свисте, шуме, гаме,
Как под водой на дне легенд,
Внизу остался под ногами.
Жилец шестого этажа
На землю посмотрел с балкона,
Как бы ее в руках держа
И ею властвуя законно.
Вернувшись внутрь, он заиграл
Не чью-нибудь чужую пьесу,
Но собственную мысль, хорал,
Гуденье мессы, шелест леса.
Раскат импровизаций нес
Ночь, пламя, гром пожарных бочек,
Бульвар под ливнем, стук колес,
Жизнь улиц, участь одиночек.
Так ночью, при свечах, взамен
Былой наивности нехитрой,
Свой сон записывал Шопен
На черной выпилке пюпитра.
Или, опередивши мир
На поколения четыре,
По крышам городских квартир
Грозой гремел полет валькирий.
Или консерваторский зал
При адском грохоте и треске
До слез Чайковский потрясал
Судьбой Паоло и Франчески.

Дудочка-звонкогудочка

Продолжая рубрику «Сказки о музыке», хочу предложить вашему вниманию русскую народную сказку «Дудочка-звонкогудочка» о волшебном влиянии музыки:

На море, на океане, на острове на Буяне стоит бык печёный, в правом боку нож точёный: приди, ножом режь да говядину ешь… Прискакали Ермаки — золотые колпаки, приехали Ермошки — серебряные ножки, попили, поели, луком закусили, новой сказки запросили. Буду рассказывать — и ты послушай! Это в прежнее время было. Когда ещё на земле господа жили, небо коптили. Делать им было больше нечего!
Вот у одного такого барина-бездельника многое множество слуг было. И среди них — пастушок Ваня. Добрый паренёк был, и толковый такой: за что ни возьмётся — всё у него ладно выходит. А пуще всего любил Ваня на дудочке играть. Сам её вырезал, сам и песенки складывал. Как, бывало, заиграет — вся деревня вокруг него собирается. То смеются, то плачут — песня-то, ведь она всякого за душу берёт. Хорошие были песни у Ванюши!
А барин-то злющий был, лютый, ровно зверь. Показалось ему как-то раз, что его любимая корова Чернуха захромала. Накинулся он на Ваню, избил его палкой и вон выгнал. А для пущей обиды и дудочку его изломал.
— Пускай,— говорит,— никакой тебе радости на свете не будет!
Вишь, какой вредный был!
Пошёл Ваня с барского двора, сам плачет. Идёт по дороге. А навстречу ему старушка незнакомая. Старенькая-старенькая, а глядит так ласково.
— Чего,— говорит,— паренёк, запечалился? Рассказал ей Ваня своё горе. А старушка и говорит:
— Знаю я твоего барина-злодея. А ты не горюй. Иди ко мне — моих коров стеречь. Сыт будешь, не обижу. А это тебе для начала мой подарок.
Порылась старушка в своей кошёлке — и подаёт Ване новую дудочку, да такую занятную: вся резьбой изукрашена, узорами расписана. Приложил её Ваня к губам — а дудочка-звонкогудочка сама как заиграет! Да такие чудесные песенки, каких и не слыхивал никто.
Хорошо зажил Ванюша. Сыт у старушки, обут, одет. Каждый день с утра идёт, в лес, её стадо пасёт. Сядет в лесу на пенёк, дудочку-звонкогудочку к губам приложит — и поёт дудочка, заливается, да так весело и радостно, что все лесные звери и птицы вокруг Вани собираются. Тут и белки, и зайцы, и ёжики, бывает — и лисицы прибегут. Сидят вокруг Ванюши, друг друга не трогают — чудесную дудочку слушают.
А барин про Ваню и думать забыл. У барина новая выдумка. Позвал как-то к себе сыновей и говорит:
— Был я недавно у соседа в гостях. Говорили за столом, что есть на свете заяц небывалый: нос белый, хвост серый, одно ухо вверх торчит, другое вниз висит, а поперёк живота ленточка серебряная с пуговкой. Хочу такого зайца! Кто из вас мне его добудет, того наследником сделаю. А остальным один шиш оставлю.
Задумались братья. Каждому отцовских денег хочется, а шиш — невелик барыш! Говорит старший брат:
— Ладно, папенька, пойду я, поищу вам зайца, небывалого.
И пошёл. Только на дорогу вышел — навстречу ему старушка незнакомая.
— Куда, молодец, путь держишь?
— Да вот,— барский сын отвечает,— велел отец ему зайца небывалого достать, чтобы нос белый, хвост серый, одно ухо вверх торчит, другое вниз висит, а поперёк живота ленточка серебряная с пуговкой.
— Иди в лес,— старушка говорит,— прямо по тропинке иди, к старой сосне придёшь. Там и ищи.
Сказала — и ровно сквозь землю провалилась. А баринов сын по тропинке пошёл — и впрямь к старой сосне вышел. Глядит — сидит на пеньке паренёк-пастушок, в дудочку играет. А вокруг него всякие звери собрались. Ахнул баринов сын: возле самого пня небывалый заяц пляшет — нос белый, хвост серый, одно ухо вверх торчит, другое вниз висит, а поперёк живота ленточка серебряная с пуговкой. Вот счастье-то! Говорит баринов сын:
— Здорово, паренёк. Помоги мне зайца поймать. Усмехнулся Иван.
— Ладно, только моя помощь дорого стоит: дашь мне за зайца сто рублей?
Жалко стало барскому сыну денег, да вспомнил, что отцовское наследство дороже стоит. Вынул из-за пазухи деньги, подал Ване. А Ваня нагнулся, мигом — цап зайца за уши?! — тот и хвостиком махнуть не успел.
— Бери, барчук,— Ваня говорит, — да держи крепче. Упустишь — во второй раз не поймаешь.
Взял баринов сын зайца. Доволен! За пазуху сунул, домой спешит. Отошёл он с полдороги. А Ваня дудочку взял, к губам приложил, заиграл.
Услыхал небывалый заяц Ванину песенку, как выскочит из-за пазухи у баринова сына да как бросится в лес! Заметался баринов сын, туда, сюда — а зайца и след простыл. Кинулся барчук в лес обратно — а ветки заплетаются, не пускают его, кусты дорогу загораживают, никак к старой сосне тропинки не найти. Долго блуждал баринов сын по чаще, чуть совсем не заблудился. Да к ночи выбрался на дорогу, с пустыми руками домой пришёл.
Плюнул барин.
— Вот,— говорит,— не знал, что у меня старший сын такой неудалый. Завтра второго пошлю.
И верно — послал. Вышел второй сын на дорогу — и тоже старушку встретил, и его она тоже к старой сосне послала. И всё с ним, как со старшим братом, было. Тоже домой ни с чем вернулся. Только с него Ваня уж не сто, а двести рублей взял. Совсем барин расстроился:
— Неужто у меня из троих сыновей ни одного толкового нету? Теперь пусть последний идёт!
Пошёл наутро третий сын в лес — и всё с ним, как со старшими братьями, вышло. Тоже не нашёл небывалого зайца, а Ване уж не двести, а триста рублей заплатил. Разбогател Ванюша за три дня.
А барин со злости на стенку лезет.
— Вот,— кричит,— детки-то у меня — одна радость. Один другого глупее! Зайца отцу добыть не могут. Ладно! Завтра сам в лес пойду!
И пошёл. Приходит в лес, видит — сидит Ваня на пеньке, играет на дудочке, а зверей вокруг него — видимо-невидимо. Да и не только белки, зайцы, ёжики — сегодня тут и волки, и рыси, и медведи собрались. А небывалый заяц опять у самого пенька пляшет.
Завопил барин от радости, кинулся к нему, а Ваня и говорит:
— Нет, барин, погоди. Вспомни, как ты меня обидел и других бедняков обидеть рад. Все эти звери меня слушаются. Вот скажу сейчас слово — волки, рыси и медведи все на тебя кинутся. Тут тебе и крышка будет.
Перепугался барин, на колени повалился.
— Миленький,— кричит,— чего хочешь бери, толь ко не погуби! Хочешь, сто тысяч выпишу?
— Ладно,— Ваня говорит,— давай! Нас, бедняков, в деревне много, поделимся.
Отдал барин Ване половину своего богатства. Да ещё рад был, что подобру-поздорову ноги унёс. Про небывалого зайца и не вспомнил.
А, Ваня свою чудесную дудочку до самой смерти пуще глаза берёг. Если так-то подумать — велика ли штука дудочка? Пустяк! Да ведь не в самой дудочке, а в песне да в мастерстве игрока сила.
Кто сказку слушал,
Тот мёду покушал,
А кто не слушал да зевал,—
Тот пустое блюдо полизал!